060629_shek01 

В карстовых районах Центральной Америки часто встречаются большие колодцеобразные провалы, в большинстве случаев полностью затопленные водой. Их называют «сеноты». В стенах некоторых сенотов есть ниши и пещеры. Когда на территории Мексики начался спелеологический бум, сеноты стали объектами пристального изучения. В 1989 г. Джим Боуден, 47-летний аквалангист и спелеолог, выбрал объектом своих исследований пять расположенных рядом сенотов. Они находились в северной части Мексики, к северо-западу от города Чиуауа.

Андрей Бизюкин, Татьяна Немченко
Фото: Анн Кристович, AMSC Activities Newsletter

Вода в озёрах немного отдавала запахом серы. В остальном они были прекрасны. Великолепная видимость, стены драпированы причудливыми водоролями, свисающими, как сталактиты. Температура около 30 градусов по Цельсию. На глубине в бортах сенотов чернели входы в подводные пещеры.

Поверхность одного из озёр была покрыта плавающими травяными островами. Озеро так и называлось на местный манер – Закатон («трава»). Это был сенот почти круглой формы, 120 м в диаметре. Вертикальные, сложенные слоистыми известняками стены уходили в озеро 20-метровым обрывом. Глубина сенота была 65 м. В стене под водой была пещера, свод которой был хорошо виден. Глубина же казалась значительной. Стали мерить лотом – получилось более 100 м. Нырять на такие глубины никто из группы не умел, поэтому руководитель группы Джим Боуден обратился за поддержкой к Шеку Эксли.

Выбор Джима Боудена был не случайным. Знаменитый аквалангист и спелеолог Шек Эксли, нырнув на глубину 238 м, заявил о себе как о лидере глубоководных спусков в пещеры.

Шек Эксли был личностью легендарной. Нырять он начал ещё в 60-е годы. Когда происходило активное спелеологическое освоение подводных пещер Флориды, Эксли был, что называется, в первых рядах. Он исследовал и составил карты множества пещер. Попутно он установил множество мировых достижений.

Под руководством Эксли была завершено топографическая съёмка длиннейшей в то время в мире подводной пещеры Cathedral Falmouuth. Полная длина подводных ходов в ней составила 10 222 м. Шеек Эксли пронырнул сифоны в Friedman Sink of Manatee на 1 253 м и в Holl in Wall Spring - на 1 380 м. Это были, соответственно, 4-й и 3-й по протяжённости из длиннейших сифонов мира. Позднее Эксли сделал прохождение и самого длинного сифона – 3 300 м.

Шеку Эксли принадлежало множество новаций в области разработки подводного снаряжения и тактических приёмов плавания в подводных пещерах. Пожалуй, наиболее широко он был известен как автор правила «одной трети», предписывающего аквалангисту, как надо планировать расход воздуха. Сформулированное Шеком Эксли в 1968 г., это правило и сейчас в различных вариациях присутствует в любом учебнике по технически сложным погружениям.

Всемирную славу принесла Эксли маленькая книжечка, название которой в русском переводе «Основы безопасного плавания в аквалангом в пещерах. Азбука выживания». Увидевшая свет в 1979 г., она неоднократно переиздавалась и стала классическим учебником для спелеоподводников.

Дело в том, что в пещерах, где, как известно. Условия плавания экстремальны, происходило много несчастных случаев. Как выяснилось, практически каждый из погибших был знаком с техникой безопасного плавания, но, тем не менее. Пренебрегал ею. Эксли размышлял над этой проблемой.

Вот как к нему пришла идея создания особой книги о безопасном плавании. Он писал: «Как-то раз в 1973 г. после заседания секции спелеоподводников NSS в Блумингтоне я мчался по автостраде вна срочную встречу во Флориде. В те времена ограничение на дорогах штата было 70 миль в час. Я ехал со скоростью 70 миль/час, а потом добавил ещё и ещё.В теннесси, когда я притормозил, на глаза мне случайно попался огромный щит, на котором дорожная полиция вывесила фотографии автомобильных аварий и их жертв. Потрясение от увиденного было так велико, что оставшуюся часть пути я проехал со скоростью 50 миль/час. Как водитель я и раньше знал, что ездить с большой скоростью опасно, но никогда не думал об этом до тех пор, пока не увидел ужасные последствия дорожных аварий. Поразмыслив, я решил ехать с более разумной скоростью.

В изданных ранее книгах «Dixie Cavern Kings Cave Diving Manual» (Exley, 1969), «Cave Diving Manual» (Mount, 1972), «Safe Cave Diving» (Mount, Dickens, Exley et al., 1973), авторы рассказывали о методах и приёмах безопасного плавания в пещерах, но особенно не подчёркивали, какими катастрофическими последствиями грозят отступления от них. Почему бы, не воспользоваться идеей дорожной полиции из Теннесси и не показать всю важность техники безопасного плавания на примере несчастных случаев, жертвы которых пренебрегали ею».

Шек Эксли удачно выбрал форму изложения: сначала рассказывался типичный несчастный случай, потом анализировались причины его возникновения, формулировалась и обосновывалась стратегия безопасного поведения. При этом получилось нечто большее, чем нравоучительный «ужастик». Потому что Эксли тщательно проанализировал все несчастные случаи, обобщил и ранжировал причины возникновения аварийных ситуаций и уже на основе всеобъемлющего анализа сформулировал правила безопасного плавания в пещерах. В среде профессионалов эти правила известны сейчас как «Десять заповедей Шека Эксли».

Шек Эксли были известен мировому сообществу спелеоподводников как человек, активно поддерживающий исследовательские проекты в разных уголках Земли. Он работал вместе со знаменитым Йоханом Хазенмайером в Европе, с Карлом Максвеллом в Южной Америке, с Серхио Замбрано и Анжело Сото в Мексике.

Рекорды у Эксли получались сами собой, он никогда не поднимал вокруг них шумихи, просто ему нравилось это делать. И он нырял чаще всего в одиночку. Эксли пришёл к тому, кчему, как правило, приходят исследователи такого масштаба: ни на кого не надеяться и никого не подвергать опасности.

Джим Боуден так писал о своей встрече с Эксли: «Впервые я встретился с Шеком в 1988г. Он делал своё очередное рекордное погружение. Когда я подъехал к источнику, но был ещё подводой. В этой грандиозной прекрасной системе он был совершенно один. Никакой шумихи, сопутствующей событиям и менее значительным…»

Джим Боуден прошёл курс глубинных погружений у Шека Эксли и в 1993 г. вместе со своим учителем вернулся на Закатон. Оказалось. Что в 1989 г. лот лёг на уступ. Измерили глубину более тщательно, и получилось 329 м. Таким образом, получалось, что Закатон – самая глубокая из известных на то время подводных пещер. Эксли и Боуден решили серьёзно заняться таким интересным объектом. Они приступили к тренировкам и намеривались весной 1994 г. увидеть дно Закатона.

***

Открыв очередной выпуск журнала Ассоциации исследователей пещер Мексики (есть такая неформальная организация), мы увидели некролог. Статья Анны Кристович и Джима Боудена соощала подробности о гибели Шека Эксли.

В апреле 1994 Эксли и Боуден встретились на Закатоне. Оба были в хорошей форме. За год они шесть раз приезжали к этому озеру на тренировочные погружения. Джим Боуден, например, сделал более сотни погружений глубже 30, 4 погружения на газовой смеси гелия, кислорода и азота (тримиксе) глубже 180 м и одно погружение на воздухе на 125 м. Шеек Эсли кроме Закатона нырял в течение года и в другие пещеры. В огромной пещере Бушмена (Бушменгаст) на юге Африки он погрузился на тримиксе на 264 м. В пещерах до этого ещё никто не нырял так глубоко. Не обошлось. Правда, без осложнений. При всплытии у Эксли появились первые признаки нервного синдрома высокого давления, но на первой декомпрессионной остановке на 120 м они исчезли.

Несколько дней аквалангисты тренировались на Закатоне. В числе прочих Шек Эксли провёл погружение на 128 м на воздухе.

Два дня оборудовали трассу и развешивали баллоны для декомпрессии. Джим собирался пользоваться воздушно-гелеевой смесью с 6,4-процентным содержанием кислорода (69,5% гелия, 24,1% азота), Шеек – с 6-процентным. Поэтому решили нырять вдоль разных ходовых концов. Ходовики были разнесены на расстояние, исключающее какое-либо соприкосновение или случайный удар при падении.

Декомпрессионные таблицы готовились при помощи компьютерной программы «доктор Икс», разработанной самим Эксли. Глубина и время на дне не была известны заранее, поэтому каждый аквалангист рассчитал для себя таблицы.

6 апреля ясным солнечным днём в присутствии нескольких журналистов, телерепортёров, землевладельца и группы зевак из окрестных деревень аквалангисты зашли в воду.

Джим Боуден писал: «Мы погрузились в соседнем с Закатоном сеноте, проплыли двести метров по подводному тоннелю, соединяющему сеноты, и всплыли уже в Закатоне. Обмениваясь впечатлениями, мы медленно подплыли к началу ходового конца, пожали друг другу руки, разделились и стали готовиться к спуску. В полной тишине мы снова проверили своё снаряжение и сосредоточились на предстоящем погружении.

Когда я полностью был готов, я посмотрел на Шека. Он перехватил мой взгляд и утвердительно кивнул. Я ушёл под воду, завис на трёх метрах минуты на две и затем перешёл на свободное падение.

Я собирался спуститься за одну минуту до ста метров, перейти на воздушно-гелиевую смесь с 10,5% содержанием кислорода, достичь ещё за одну минуту двухсотметровой глубины и тогда уже перейти на смесь с 6,4% кислорода. На отметке 260 м я хотел притормозить. На этой глубине в прошлое своё погружение я почувствовал первые симптомы нервного синдрома высокого давления (правда, тогда я был немного простужен).

Всё шло по плану. На 240 м у меня появился едва ощутимый тремор, но в целом я чувствовал себя очень хорошо. На 270 м до меня вдруг дошло, что давление в моём баллоне уже почти 100 атм. На такой глубине регулятор перестаёт подавать воздух, если давление в баллоне меньше 50 атм. Поэтому я поддул компенсатор, прекратил падение на 278 м, перешёл на новый баллон с воздушно-гелеевой смесью с 10,5-процентным кислородом и поднялся до первой декомпрессионной остановки на 135 м.

Выдышав почти всё, я поднялся к следующему баллону на 105 м. Регулятор на баллоне, к моему ужасу, стал сильно травить. Я перешёл на свой акваланг и попытался исправить поломку. Напрасно. Единственное, что оставалось – это откручивать и закручивать вентиль баллона при каждом вздохе.

Манипуляции с вентилем продолжались 8 минут. На 90 м я взял новый баллон с воздушно-гелиевой смесью с 14% кислорода, немного приспустился и провисел ещё некоторое время. Только теперь я стал приходить в себя после погружения, но предстояла ещё долгая декомпрессия.

На остановке между 90 и 40 м я перешёл на воздух, обогащённый кислородом. С этого места мне хорошо был виден ходовой конец Шека. Аккуратно развешанные баллоны были не тронуты. Я отогнал дурные мысли и решил, что Шек нырнул глубже меня и ещё находится на нижней декомпрессионной остановке.

На 60 м меня осматривала Анна. Ей уже было всё известно, но она ничего не сказала. Когда на 20 м я перешёл на очередную газовую смесь с 50% кислорода, ко мне подплыла Керри и сообщила о гибели Шека. Известие потрясло меня. Все дальнейшие действия я выполнял автоматически.

На 12 м я на 52 минуты перешёл на смесь аргона с 50% кислорода, на 9 метрах – на 61 минуту на воздух, обогащённый до 70% кислородом. Пещерный ход на глубине 6 метров я проплыл на 40% аргон-кислородной смеси и затем стал дышать из полнолицевой маски чистым кислородом. Мы разработали специальную систему, позволяющую через каждые 25 минут преключаться на 5 минут на кислород. Чтобы я не ошибся, в течение всех 4 часов, которые я провёл на глубине от 3 до 6 м, со мной был сопровождающий.»

Декомпрессия Джима Боудена заняла около 10 часов. Выйдя на поверхность, он почувствовал боль в плече. Пока его осматривал доктор, всё прошло само собой.

На следующий день тело Шека Эксли подняли на поверхность. Его отключившийся компьютер неожиданно заработал на берегу. Он показывал максимальную глубину 272 м. Шек умер во время всплытия. Причина гибели так и не была установлена.

В некрологе Боуден писал: «В тот день, когда мы с Шеком выяснили, что Закатон – самая глубокая из известных в мире пещер, Анна и Керри, глядя на нас, сказали, что мы похожи на двух мальчишек, которые откопали самый большой клад на Земле. Одно я знаю точно, когда мы ныряли в этот первозданный источник, мы чувствовали, что живём настоящей жизнью».

Опубликовано в журнале ОКТОПУС #2(8)2000.

источник http://www.ivmag.org/node/767

Похожие материалы:

  • Нет похожих записей