23-thumb Последнее интервью с Джоном Беннеттом

Павел Маркеров
Мы познакомились с нашим инструктором пятого марта, на Филиппинах. Шестого марта начали обучение курсу Advanced Trimix. Десятого марта сдали экзамен. А пятнадцатого марта пришло трагическое известие о том, что Джон Беннетт – четырехкратный мировой рекордсмен по глубоководным погружениям, автор революционных методов подготовки и обучения курсам Advanced Trimix и Wreck Penetration - пропал без вести в Южной Корее во время погружения на затонувшее судно, откуда, по заказу страховой компании, должен был поднять ценный груз…

24-thumb Последнее интервью с Джоном Беннеттом 

Джон, когда вы начали нырять?

Еще в армии. Я служил в парашютно-десантных войсках Великобритании, тогда и впервые погрузился с аквалангом. Потом прошел курсы, потом, в 1994 году, занялся техническим дайвингом. С тех пор все время и силы я отдавал поискам ответа на вопрос, как сделать глубоководный дайвинг безопасным. Отсюда и мои исследования тримикса, и сложные экспериментальные погружения на большие глубины.

Вы стали одним из первых, кто начал использовать гелиевые смеси при глубоководных погружениях в спортивном дайвинге. Почему?

Гелий я называю «Окном в бездну». Он нейтрализует азотный наркоз, позволяя нырять на большую глубину, быстро насыщает ткани, и, соответственно, быстро из них выходит. К тому же, в силу низкой плотности, гелием, в отличие от азота, легче дышать на глубине - снижается коэффициент сопротивления вдоху. В результате – уменьшается накопление углекислого газа в крови. И в то же время гелий – более требовательный газ. Он не прощает ошибок, неточностей, халтуры.

Как правило, технические дайверы – люди подготовленные, с большим числом погружений, с многолетним опытом преодоления стрессовых ситуаций под водой. Почему же они гибнут?

Существует несколько причин. Во-первых – и это ни для кого не секрет – многие приходят в технический дайвинг «окольными» путями. Например, потому что это модно или «круто». Хотят произвести впечатление на друзей, покрасоваться перед девушками, выглядеть героями… я встречал сотни таких людей. У них самое дорогое оборудование, компьютеры последних моделей, но они не готовы к тому, что ждет их под водой, и когда наступает стрессовая ситуация, начинают паниковать и опускают руки. Отсутствие команды обеспечения и страхующих водолазов тоже может сыграть негативную роль. Еще одна распространенная причина несчастий – переоценка собственных возможностей, в первую очередь физических. Ведь безопасность технического погружения на 80% зависит от состояния его здоровья, от того, насколько он подготовлен физически и психологически…

Что вы имеете в виду, говоря о психологической подготовке?

Для технического дайвера глубина – понятие психологическое. Если ты умеешь работать с оборудованием в критических ситуациях, справляться с отказом или поломкой, нет никакой разницы, произойдет это на 5 метрах или на 100 метрах. Конечно, на 100 метрах это воспринимается острее, да и времени в вашем распоряжении меньше. А так – все в голове. В честном ответе на один-единственный вопрос – готов или не готов.

И даже во время рекордных погружений, когда глубина превышает 300 метров?

Конечно. Видите ли, после 150 метров все земное, все материальное теряет ценность. Там, внизу, не имеет значения ни сколько у тебя денег, ни какое положение в обществе ты занимаешь, ни что думают о тебе другие, ни что ты сам о них думаешь. Ты остаешься наедине с самим собой, в темноте, в полном одиночестве. Единственное, что тебя спасает и поддерживает – желание вернуться на землю, увидеть родных людей…

Насколько важна для вас команда обеспечения?

Чрезвычайно важна. Думаю, скажу все, если признаюсь, что без них не стал бы нырять на критические глубины. Все они – проверенные люди, мои друзья. Многие еще и мои ученики, которых я знаю, как говорится, с «дайверских» пеленок. Это и поддержка, и помощь, и страховка.

Ваша жена, Габи, волнуется за вас?

Конечно. Ей приходится нелегко. Но она знает, что я никогда не стану рисковать, потому что я, в первую очередь, отец и муж. Все погружения, которые я совершал, я совершал продуманно, точно зная, что делаю и зачем. И только когда был на сто процентов уверен, что вернусь.

Сколько у вас глубоководных погружений?

Более пяти тысяч. Из них пять – глубже 250 метров, десять – глубже 200 метров.

А у вас не возникает желания побить собственный рекорд?

Пока нет. Если честно, то погружение на 1000 футов (или 308 метров) я совершил не ради славы или всемирного признания. Я хотел показать, что глубоководный дайвинг – даже в самых своих экстремальных формах - может быть безопасным, просчитанным, предсказуемым. Я посвятил этот рекорд Шэку Эксли, который всегда был моим кумиром.

Что вы планируете в ближайшем будущем?

Я мечтаю совершить погружение на «Yamashiro» - японское военное судно, затопленное американцами в 1944 году на Филиппинах, и обнаруженное два года назад на 220 метрах. Мы с друзьями очень долго его искали и, наконец, нашли - при помощи местных рыбаков. Мысль о том, что я смогу опуститься на корабль, где до меня никто не бывал, невероятно будоражит. Мы готовим эту экспедицию на апрель.

Вы – известная фигура в мире рэк-дайвинга…

Да? Наверное, благодаря специализированным курсам, которые я разработал в рамках требований TDI, правда, весьма заметно их усложнив. Курсы получили признание среди дайверов – после них вы можете нырять на любые рэки, в любых условиях. Я собрал воедино все самое сложное: самые трудные упражнения, самые экстремальные ситуации, самые труднопроходимые корабли, самые высокие требования к студентам, и получил программу «максимально безопасного максимального экстремального рэк-дайвинга».

Вы считаете именно рэк-дайвинг максимально опасным?

Да, потому что это самый непредсказуемый вид дайвинга. Появляется внешний фактор, который может обернуться чем угодно – обрушившейся балкой, заклинившим люком, поднятием взвеси… Вы можете застрять, потеряться, вас может оглушить или придавить. В открытой воде или даже в пещере значительно безопаснее.

А вообще, в целом, дайвинг – опасное занятие?

Смотря как к нему подходить. Дайвинг может быть опасным, очень опасным и практически безопасным, в зависимости от вашей подготовки. Я стараюсь делать все, чтобы показать – можно нырять экстремально, глубоко, сложно, но при этом безопасно.

Назовите три вещи, необходимые в техническом дайвинге.

Команда. Опыт. Здравый смысл.

источник http://www.rusdivers.ru/art.php?cat_id=5

Похожие материалы:

  • Нет похожих записей