Немного предистории

Десятого мая 2008 г Алессандро Скуотто (Alessandro Scuotto), Марио Маркони (Mario Marconi, оба – Италия) и Пим Ван Дер Хорст (Нидерланды) установили мировой рекорд в погружениях на затонувшие корабли в озере Маджиоре (Италия) во время выставки DDE (Dynamic Dive Exhibition)

 
Корабль – Милано – находится на глубине 236 метров (241м с поправкой на высоту озера). Общее время погружения составило почти 8 часов, из них около 4.5 часов в колоколе.

Вчера, 1 декабря 2008 г. Пим (Pim van der Horst) ответил на вопросы своих коллег – ребризерщиков на форуме RebreatherWorld

Слово Пиму

Подготовка и организация погружения, проведённая командой Dynamic Dive Exhibition (DDE), была впечатляющей. Marco Braga (Президент PTA/CMAS и организатор DDE), и Fabio Manganelli (дайв маршал), проделали огромную работу. Пожарный департамент ("Vigili del Fuoco") был задействован - они смогли протестировать свои автономные камеры. Также DAN дан поучаствовали медицинской поддержкой (до погружения, во время, и после его). Производители подводного колокола тоже макнули свою новую модель, и т.д. Короче – многие профессиональные команды поучаствовали и сделали погружение успешным. PTA/CMAS обеспечили дайверами поддержки. Газ блендинг сделали местные технические дайв центры. Обеспечением погружения занимались более 60 человек (медики, дайверы, операторы колокола, блендеры, капитаны кораблей поддержки и т.д.) diving_record%20(2) Погружение на самый глубокий рэк - засады озера Маджоре

Сам рэк – это куча металла (как видно по съёмке автономной камерой), так что сам по себе он не стоил того, чтобы на него нырять. Но он представляет собой историческую ценность. Некоторые люди ещё помнят, как корабль попал под бомбёжку во Второй Мировой войне.

Аварийные процедуры были напечатаны в Операционном Плане (SOP), который был у каждого члена команды. Некоторые детали: футболка каждого члена команды показывала на его роль в погружении. Черные – для глубоко ныряющих (только три…), голубые – для дайверов поддержки, красная – для дайв маршала и т.. У всех дайверов и команды поддержки были ламинированные планы погружения и карточки для коммуникации под водой. Конечно, не всё пошло гладко – запасные стейджи на 160 м не оказались на месте. Во время подъёма мембрана клапана моего сухого костюма свернулась (я это потом сфотографировал) Как результат – холодная вода стала заливать мой костюм. Это была не локальная протечка, а настоящий поток. Я старался поддержать тепло поддувая костюм. Но я быстро опустошил свой 2-х литровый баллон с аргоном. Более того – из-за этого моя плавучесть стала отрицательной. Когда костюм стал затекать, меня ожидало около 2-х часов декомпрессии. Я решил сократить это время – 15-30 минут и я хотел завершить её в колоколе. Из-за гипотермии у меня ослабли руки и ноги, отключилось зрение (я видел показания приборов с огромным трудом) Как это произошло – неудача? Как сказать – если бы это случилось на дне, шансов у меня практически не было бы. Можно ли было этого избежать? Не думаю. Я думаю, что гипотермия вызвала у меня лёгкую тошноту. Небольшое головокружение не проходило 2 дня после дайва (хотя я и проехал последние 300 км дороги от Lago Maggiore до Амстердама. Первые 900 км рулил Ремко, пока я додышал остатки кислорода. diving_record%20(1) Погружение на самый глубокий рэк - засады озера Маджоре

У Алекса ситуация была намного хуже – очень тяжёляй случай декомпрессии внутреннего уха. Его сильно тошнило (в колоколе).

В колоколе была тёплая вода. Я хотел полить её на свой костюм, чтобы согреться. Но пошёл пар, дышать в колоколе стало очень тяжело – особенно Алексу. Так что я решил обойтись без этого. У колокола была видео- и аудио- связь с поверхностью. Марио информировал берег о нашем состоянии. Алекса поместили в барокамеру сразу после дайва. На протяжении месяца он получал 5-6 сеансов в день по расписанию. Через 6 недель после погружения мы снова встретились (для пресс-конференции в Милане). Он был на 100% в норме и снова нырял! Т.о. он не получил неизлечимых осложнений.

Для меня это до сих пор загадка – почему Алекс получил ДКБ внутреннего уха, а Марио был в порядке. Мы все были в отличной физической форме, применяли те же газы, то же оборудование и тот же профиль. Я думаю, нам ещё много предстоит узнать о декомпрессии при очень глубоких погружениях.

Изменил ли бы я профиль погружения? Не думаю. Нужно много исследований, прежде чем рекомендовать к-л профили как безопасные или «лучше остальных» - особенно для экстремальных погружений. diving_record%20(5) Погружение на самый глубокий рэк - засады озера Маджоре

Относительно CNS: у нас было 23.000% CNS – без конвульсий. У некоторых дайверов конвульсии начинаются при CNS <100%. И снова – нужны дополнительные исследования. Некоторые говорят - CNS не должен учитываться при планировании глубоких спусков.
Все трое ныряли на ребризерах - Ouroboros CCR. Я никак свой не дорабатывал. Алекс и Марио только поменяли свой Swagelock коннектор для доп. дилюэнта и установили на ребризер баллоны с дополнительным газом. Я поместил свой дополнительный газ по сторонам. Блоки управления не нужно заливать маслом. Они построены по технологии VR3. У меня также был X1: с ним были проблемы на подъёме. У меня была на нём установлена бета-версия GAP. Мы все были в сухих костюмах Оттер. У меня – Оттер Скин, у Алекса и Марио – компрессионный неопрен. Все трое были в сухих перчатках. Поддёва у меня была фирмы Santi – и на мне было альпинистское термобельё. У нас не было обогреваемых поддёв. Это, в принципе, вариант – но я с такими поддёвами почти не знаком, тем более на такой глубине. Фонари были FaMi и Metalsub. Все светодиодные. Марио и Алекс поместили свои на каску, я каску не носил. Камера была от спонсора - Easydive.

Также со мной был мой Мег (Мегалодон). За три недели до этого я сделал несколько погружений на рэк Виктория на 140 м и он отработал без проблем. Я под конец решил использовать Борис (Орбос), потому, что Алекс и Марио остановились на этой модели. К тому же я не доверял первым ступеням на Меге (Mk2), на нём блок управления д.б. залит маслом, и я не нырял на нём очень глубоко в холодной воде. Кстати, по поводу эффективности скруббера – я до сих пор ныряю на аксиальном. diving_record Погружение на самый глубокий рэк - засады озера Маджоре

Вопрос – не рассматривал ли я в качестве альтернативы модель Джи Пи Химберта (JP Himbert) - ABM 02. Я знаю Химберта, мы с ним встречались. Его AB модель – это софт, который сечас применяет Марк Эллиат. Я им не пользуюсь. И я не знаю как этот метод сейчас – продаётся ли, поддерживается ли. Во всяком случае, им не часто пользуются на практике. И я не знаю, насколько он хорош для закрытого цикла. К тому же Comex не слишком открыт в вопросах декопланировщиков и опыта их использования.

Таблицы погружений коммерческих дайверов – проблема в применении техническими дайверами – технари не зависят от поверхности и несут всё на себе. Технари делают профили-морковки со сравнительно коротким временем на дне и высокой скоростью всплытия. Это другая логистика и другое оборудование. Их возможности также ограничивает вопрос стоимости погружений.

V-planner применяется намного чаще. Я лично думаю – декомпрессия у технических дайверов только будет исследоваться. Этот дайв – загадка – почему у Алессандро была DCS, у Марио совсем не было – и у меня – немного. Тот же профиль, те же газы, оборудование. Со мной понятнее – переохлаждение стало причиной моего головокружения (DCS среднего уха)

PO2
У нас была парциалка по кислороду - PO2 -1.4 на дне (донное время, и это видно на видеозаписи - 4 минуты) и в остальной части погружения у нас было PO2 1.5. Мы не слишком заботились о CNS. Выбрав PO2 1.5 мы оставались в лимитах < 100% CNS (в водной части) Более низкий PO2 увеличил бы время погружения и CNS%. Время в воде до захода в колокол было около 3 часов. Это было в пределах возможностей скруббера (хотя огромная глубина и низкая температура сделали работоспособность скруббера вопросом). diving_record%20(4) Погружение на самый глубокий рэк - засады озера Маджоре
В колоколе у нас было PO2 = 2.2. В результате - 23.000% CNS в целом за дайв.

Декомпрессионная модель, софт
Мы решили применить VPM с V-Планнером. Мы были привычными к этому софту. Но для таких глубин и температур нет «проверенной» технологии. Я провёл некоторые вычисления с GAP (RGBM) – со специальной версией, что я получил от Kess Hofwegen (у неё нет лимита глубины 180 метров). GAP дал немного более консервативные результаты.

Наши первые остановки были на 180 м. На глубине скорость всплытия была довольно высокой – мы думали, что относительный перепад давлений позволяет это делать. Затем, в более мелкой части, мы ограничились «традиционной» скоростью 9 м в минуту.

Наша скорость спуска была 20 метров в минуту. Это оказалось непросто – поддерживать такую скорость до самого дна. Я должен был замедлиться, чтобы активизировать мой внешний дилюэнт и успокоиться на 180 м – мне показалось, что у меня легкие признаки HPNS (или это было просто возбуждение от спуска на 200 м...?)

источник http://www.diveplanet.ru/tech/330/2857/

Похожие материалы:

  • Нет похожих записей