32-thumb Паскаль Бернабе –Дорога в бездну или История погружения.

Интервью взято с сайта http://www.rusdivers.ru 
«Чрезвычайно рисковый, феноменально удачливый, экстремальный технический дайвер и знаменитый исследователь подводных пещер» – на самом деле мирный учитель начальных классов.

В перерывах между втолковыванием основ французского языка и устного счета детям, он совершает рекордные погружения на грани человеческих возможностей. В июле 2005 года на Корсике, признанный специалист в мире технодайвинга, сумел достигнуть глубины 330 метров, и установить тем самым, новый мировой рекорд. Время погружения составило менее 10 минут, тогда как всплытие и декомпрессия – более 8-ми часов. В процессе погружения Паскаль нес на себе 7 баллонов с донной смесью и транспортными газами, и помимо этого на разных глубинах его ожидали декомпрессионные стэйджи. В общей сложности в этом проекте было задействовано 30 человек, 12 из которых были дайверами обеспечения и страховали Бернабе на разных глубинах.

Паскаль рассказал, что к установлению своего рекорда, который был побит им только с пятой попытки, готовился без малого 3 года. Между его мировым рекордом и предыдущим, установленным Нуно Гомесом - 12-метровая разница по глубине и всего лишь недельная – во временном промежутке. Еще десять лет назад глубина в 100 метров считалась среди любителей чем-то запредельным. Сейчас, чтобы начать нырять на 100 метров, продвинутому новичку понадобиться всего лишь двенадцать месяцев. И каждый год, а может быть и день, множество людей, нарушая традиционные правила безопасного дайвинга, совершают погружения, подвергая свою жизнь риску абсолютно осмысленно и по собственному желанию.

31-thumb Паскаль Бернабе –Дорога в бездну или История погружения.
- Хочу сразу уверить вас, что мой «фактор риска» тщательно просчитан и минимален. На каждое «если» у меня десять «тогда». Считаю, что если вы (хотя бы морально) приготовились к неприятностям, то сможете выбраться из любой ситуации, «заботливо» преподнесенной судьбой. Все погружения рассчитываются заранее, по существующим специальным таблицам, компьютерным программам и подводным декомпрессиметрам, использующим математические модели расчета времени и смесей. Собственно, их изучению и отводится заметная доля времени при обучении техническому дайвингу. (Термин “технический дайвинг” считается американским изобретением. Он объединяет в себе: погружения глубже 40 м, погружения с запланированными декомпрессионными остановками, погружения на смесях переменного состава и многие виды экстремальных погружений.)
Человек, избравший своим увлечением глубоководные погружения должен обладать едва ли не энциклопедическими знаниями: разбираться в физиологии организма и понимать, как изменяется давление с глубиной и как это сказывается на процессе газообмена. Нужно уметь рассчитать содержание кислорода и гелия в дыхательной смеси, правильно пользоваться программным обеспечением, таблицами для расчета декомпрессии и подводными компьютерами.
- Уверен, - добавляет Бернабе, - что безопасность технического погружения на 80% зависит от состояния здоровья человека на этот момент, от того, насколько он готов физически и психологически. Необходимо поддерживать отличную форму постоянными тренировками: ходьба на 25 километров, плавание, велоспорт, силовые тренажеры - в целом от 4 до 6 часов в неделю. Плюс психологическая подготовка, основанная на методике расслабления и правильного дыхания. Далее идет грамотное планирование погружения вместе с командой, обеспечивающей поддержку, выбор необходимого оборудования (корабли, баллоны, регуляторы, ребризеры, вплоть до карабинов) – все для того, чтобы обеспечить контроль до, во время и после погружения. Не бойтесь прослыть параноиком: нужно уметь предвидеть потенциальные проблемы и экипироваться так, чтобы с ними достойно справляться.
Каждый раз, в своих погружениях, Бернабе, может, и не осознавая этого до конца, подходит очень близко к опасной черте, остро балансируя на грани жизни и смерти. Для того чтобы достичь глубины в триста метров требуется огромный запас газовых смесей: часто даже четырёх двадцати литровых баллонов хватает только на «односторонне движение вниз».
-Я еще раз хочу подчеркнуть, что, пускаясь в такого рода экстремальные погружения, прыжки, спуски и тому подобное, настоящий и думающий спортсмен обязательно просчитает всевозможные ходы и отходы. Глубинные погружения - всегда соло, это сравнимо с восхождением на восьмитысячники и вся ответственность лежит только на тебе самом. Полная самодостаточность…
Конечно, существует огромная помощь суппорт-дайверов, команды, сопровождающей погружающегося на глубину, но сам рекорд всегда ставится в одиночку и все решения принимаются аналогично.

- Я начинал заниматься дайвингом более 20 лет назад в темных, полных тины вод французских пещерах, с их узкими и непредсказуемыми ходами, лазами и провалами.… Это была отличная школа выживания. Я много читал специализированной литературы, изучал различные научные трактаты. Уже тогда я понимал, что лишь обладая знаниями в самых различных областях, смогу рассчитывать на удовлетворение своих амбиций: продвинуться как можно дальше и главное, глубже в своих исследованиях, пробыть под водой как можно дольше, увидеть, открыть и описать новые подземные лабиринты. Погружаясь на глубину более ста метров в подводную пещеру, вы оказываетесь в полной темноте, окруженным враждебной средой и отрезанным от всего мира. Вы вынуждены дышать газовыми смесями, которые смертельно опасны на поверхности, а гарантией вашего возвращения становится именно интеллектуальный багаж: правильное дыхание, абсолютное знание законов декомпрессии, надежность снаряжения и устойчивость к сильнейшим психологическим стрессам. (Учёные из лаборатории Функциональных исследований нервных систем, тестировали на Паскале свои новые методы подготовки к длительному пребыванию человека в экстремальных условиях. И оказалось, что возможности Паскаля уникальны: противостояние стрессу и желанию спать во время бессонных ночей в несколько раз превысили способности обычного человека! Совсем немного людей в мире могут пробыть на менее «глубокой глубине», и не пострадать от кессонной болезни, нервного синдрома высокого давления или кислородного отравления)
Самый волнительный момент, во всех начинаниях – первый шаг. Бернабе вспоминает, что когда на корабле «Санта Мария» он с командой подплыл к точке погружения, у него дрожали коленки. - Думаю, что это был самый неприятный момент – когда понимаешь, что обратной дороги, вообщем-то нет. Стояла хорошая погода, дул незначительный ветерок, лишь вдалеке обозначились два слабых облачка. Собравшись с силами, под доброжелательные комментарии команды, я начал погружение. Как любого человека, идущего в неизведанное, меня мучили сомнения и страхи, но я собрал всю свою волю и заставлял себя думать только об этапах погружения. На глубине 4 м я остановился и не спеша проверил оборудование: все ли в порядке, нет ли пузырьков воздуха? Я выбрал классическое снаряжение, проверенное и надежное.…
Убедившись, что все в порядке, Паскаль решил продолжить погружение в открывающуюся под его ногами бездну. На глубине 200 метров все приборы работали исправно и спуск продолжился по заранее разработанному плану.
-Я спускался медленно и уверенно, - вспоминает Паскаль, - Но, как только я достиг необходимой глубины – буквально во мне (было такое ощущение) взорвался налобный фонарь, - не выдержал воздействия повышенного давления больше 30 атмосфер.
Я так испугался за свое внутреннее ухо, что даже не понял, счастлив ли я? Ведь это мировой рекорд и его установил я! Нет, эйфории пока не наступало (но, может, и слава богу). Следующая мысль: нужно всплывать - а как говориться, нырнуть не сложно, главное вынырнуть. Чем больше времени человек провел на глубине, тем длиннее будет его путь на поверхность. Погрузиться дайвер может достаточно быстро, со скоростью 20-40 м в минуту, а всплыть - в зависимости от глубины, количества остановок и времени на каждой остановке. Суппорт-дайверы уже поджидали меня на глубине 70 метров. (Я стараюсь не использовать членов команды на больших глубинах, чтобы не подвергать их жизнь опасности.) Где-то на глубине 3 метров меня стало здорово болтать на волнах – и появились неприятные признаки тошноты.… И чем выше я поднимался, тем сильнее она подступала, - и с каждым позывом, я понимал: не моряк.… За 30 минут до всплытия я стал дышать кислородом и продолжал (еще в течение часа) уже на воздухе, чтобы устранить возможные негативные последствия. Вскоре мне стало значительно лучше – и хотя мое состояние сложно было назвать хорошим, - симптомов ДКБ и других осложнений после столь трудного погружения не проявилось. Когда чувство головокружения отступило, я, наконец, понял: Я достиг своей цели! Глубина взята!
Бернабе признался, что на родине, во Франции, его часто приглашают нырять как профессионального квалифицированного спасателя, когда возникают безвыходные, экстремальные ситуации. Иногда приходится быть свидетелем драматических событий. Так прошлым летом, во время погружения в один из подземных источников горного массива Юра исчез бельгийский спелеоподводник. На его поиски был брошен отряд спелеологической службы спасения. Но вскоре спасательные работы превратилось в настоящую трагедию: во время обследования подводной пещеры произошёл несчастный случай с одним из спасателей, который оказался заблокированным в подводной галерее. На помощь из Тулузы был вызван Паскаль. Он сделал всё что мог, но, увы - поднял на поверхность уже безжизненное тело…
Как-то раз ему пришлось спасать управляемого подводного робота: «совершенная подводная машина» застряла в узких подземных ходах глубочайшего пещерного источника Франции Воклюз. В 1996 году Паскалю пришлось погружаться за «робокопом» на глубину 174 метра. Год спустя, хорошо изучивший топографию Воклюза, Бернабе принимает решение сделать попытку ещё более глубокого погружения. С грузом снаряжения весом в 150 килограмм он начинает падение вниз в опасной близости от стен огромного подводного колодца.…Но тут происходит непредвиденное: дублированные навигационные приборы одновременно «умирают» на глубине 270 метров Паскалю пришлось погружаться, ориентируясь исключительно на свои инстинкты. Спустя пять минут он, все-таки повинуясь здравому смыслу, начинает медленно всплывать. К сожалению, на какой точно глубине побывал Бернабе – точно никто сказать не может. По его словам, до дна (глубина 340м) оставалось приблизительно метров 15-20. На «контрольной точке» в 270 метров все приборы радостно ожили и дальнейшее всплытие пошло по заранее разработанному плану. Со 140 метров он начал делать первые короткие декомпрессионные остановки с общей суммарной продолжительностью более десяти часов.
-Иногда у меня возникают мысли все бросить, не нырять больше никогда. Но проходит время, и все начинается снова. Глубина затягивает каждую клетку твоего тела. Радость, что все уже позади, сменяется ощущением необходимости повторить все снова,– добавляет – Пока у меня нет желания обновить свой рекорд. Меня больше интересуют пещеры и и рэки. Уже в следующем году я планирую погружение на затонувшие японские корабли, вблизи одного из 7107 филиппинских островов. Такие подводные объекты таят в себе опасности, которых нет в пещерах, но в тоже время, хранят тайны, которые я и хочу разгадать.. По технологии рэк-дайвинг очень близок к кейв-дайвингу (погружения в подводные пещеры), так как основной его особенностью является наличие твердого физического «потолка», так называемой «надголовной среды». Стандартных правил подготовки к погружениям на затонувшие корабли не существует, и все дайверы проходят ее по-разному. Большинство технических рэк-дайверов проходит курс погружений на тримиксе, чтобы погружаться на глубоководные рэки - от 45 до 100 метров. Наиболее продвинутая форма рэк-дайвинга - это полное проникновение или технический рэк-дайвинг.
- Возможности для рэк-дайвинга, как и для дайвинга в целом, на Филиппинах обширны и разнообразны. Но наибольший интерес вызывают, как правило, рэки времён Второй мировой войны. Особенно интересен в этом плане район островов Корон и Палаван на Филиппинах, где американские военно-воздушные силы напали на японские суда, стоявшие на рейде, и нанесли им значительный урон. Утром 24 сентября 1944 года, адмирал Халси послал на разведку несколько самолетов в надежде, что они помогут ему проложить путь через Каламианские острова, ранее никогда не наносившиеся на карту. Проанализировав полученные фотографии, американцы с удивлением обнаружили несколько «островов», как-то подозрительно быстро меняющих свое месторасположение относительно окружающих ориентиров. Закамуфлированную японскую флотилию немедленно уничтожили, и к вечеру - двадцать четыре военных и грузовых судна лежали на дне моря. Спустя пятьдесят лет, двенадцать из этих судов были обнаружены в водах залива Корон на глубине от 15 до 40 метров. В силу труднодоступности и слаборазвитой инфраструктуры до недавнего времени дайверы не имели возможности погрузиться к останкам японских судов - и только в последние пять лет корабли стали «сладким» объектом для исследований. Еще одно небезызвестное место для погружений - военный корабль США «Нью-Йорк », построенный в 1891 году и ставший участником Китайской революции, Первой мировой войны и Филиппино-Американской войны. Списанный в 1931 году, «Нью-Йорк» почти 10 лет стоял на якоре в заливе Субик, пока не был затоплен отступающими американскими солдатами, боявшимися, что корабль попадет в руки к японцам. Большой интерес в качестве объекта для подводных исследований представляют собой и останки пассажирского корабля «Ориоку-Мару», перевозившего 1600 военнопленных на тот момент, когда он был атакован и затонул в 400 метрах от пирса Алава. Затем он был взорван американскими военными водолазами из соображений безопасности навигации.
- Невозможно научиться всему, и стать «асом» в любой области, сколько бы вы не ныряли, - говорит Паскаль, - Но предела совершенству не существует. Для дайверов существует огромный потенциал роста в своем мастерстве. Я кстати, провожу курсы подводного плавания – записаться может любой желающий. Так что если возникнет «зов глубины» - обращайтесь. - Вот, совсем недавно вернулся из Дахаба, - проводил там мастер класс по губокому тримиксу. Результатом недели погружений, стала череда погружений с максимальной глубиной 140+. А следующий мастер класс я планирую провести на Мальте.
Татьяна Белоножкина ( «Фактор риска»)

история http://www.rusdivers.ru/art.php?cat_id=10

Похожие материалы:

  • Нет похожих записей