В Москве завершилась международная конференция по биологии высокого давления, посвященная главным образом глубоководным погружениям. Среди модных увлечений занимает особое место - этот недешевый вид спорта требует хорошей физической подготовки и немалых знаний.

К сожалению, это не всегда понимают наши сограждане, спонтанно решающие "понырять" в морские глубины без должной подготовки. Расплатой за это все чаще становится декомпрессионная болезнь - когда-то профессиональный недуг исключительно водолазов.


Бум интереса к морским глубинам совпал с бумом космическим. В 60-70-х годах прошлого века рекордные глубоководные погружения регистрировались одно за другим: 200, 400, 500 метров... Соревнование морских держав отражало не только военное противостояние, но и соперничество научных школ. И тем не менее достижения в этом смертельно опасном деле становились поводом для гордости за человека независимо от его гражданства и политических убеждений... На конференции в Москве особым почтением окружили ведущего мирового специалиста по гипербарической медицине доктора Питера Беннетта, по книжкам которого учились многие наши специалисты. За подготовку глубоководного погружения человека на 686 метров его имя было внесено в Книгу рекордов Гиннесса, но потом и это достижение было перекрыто.

Человек смог достичь глубины 700 метров, животных в экспериментах, проведенных в нашей стране, опускали на 1000... Но самым сложным оказалось для специалистов даже не спустить человека на предельные глубины, а живым и здоровым вернуть его на землю. Отработкой этих режимов и технологий наука заниматься не перестала. И вдруг выяснилось: в начале ХХI века, когда интерес к рекордам поугас, эти знания оказались востребованными новым поколением покорителей морей, предпочитающих теперь глубины 20-30, максимум 50 метров. Почти все доклады, прозвучавшие на конференции, в которой участвовали специалисты из США, Великобритании, Франции, Японии, Израиля, Румынии, были основаны на материалах спусков дайверов.

- Оказалось, что всплытие и с этих глубин может быть опасным, если не знаешь правил подъема, - рассказывает профессор Людмила Буравкова, ученый секретарь Института медико-биологических проблем РАН. - Секрет прост: во время дайвинга необходимо делать остановки по две-три минуты на промежуточных глубинах, и это спасает здоровье. Если же режимы всплытия не соблюдать, развивается самая настоящая декомпрессионная болезнь.

На глубине азот, входящий в состав воздуха, которым мы дышим, насыщает ткани гораздо быстрее. И если дайвер всплывает быстро, азот не успевает выйти из тканей и образует микропузырьки, которые потом вызывают боли в суставах, кожные боли, парезы, параличи. Сами дайверы нередко знают первые признаки "декомпрессионки", но не придают им значения и назавтра снова занимаются дайвингом. В результате у них возникают тяжелые неврологические заболевания, которые могут привести к инвалидности. Кроме того, за рубежом, где сейчас чаще всего ныряют наши дайверы, их особо не лечат: в медицинскую страховку, как правило, входит лишь скорая помощь при экстренных ситуациях. В лучшем случае их лечат чистым кислородом, что дает некоторое облегчение, но может повредить легкие. А по возвращении на родину - через несколько дней или неделю - состояние такого больного может резко ухудшиться, и это требует многодневного и недешевого лечения в барокамере.

Наши специалисты разработали для пострадавших от декомпрессии уникальные режимы лечения с использованием инертных газов - гелия, аргона и др. Гелий - как газ более легкий - постепенно вытесняет азот из тканей, снимает боль и другие симптомы болезни.

- Лечение баротравмы и декомпрессионной болезни тем успешнее, чем быстрее оно начато, - считает кандидат медицинских наук Владимир Смолин. - По правилам лечебная барокамера должна находиться у места спусков под воду. Но на практике этого нет, поэтому немало случаев отсроченных форм болезни, которые лечить труднее.

Многие специальные режимы лечения декомпрессионной болезни оказались вполне пригодны для лечения самых распространенных заболеваний, связанных с гипоксией тканей, - инфаркта, инсульта, поражений головного и спинного мозга. Тот же гелий в смеси с кислородом специалисты ИМБП, к примеру, используют для снятия обструктивного синдрома - тяжелого поражения легких. В этом направлении у российской медицины есть ряд мировых приоритетов - уникальные аппараты для лечения с помощью инертных газов.

А некоторые предложения, выдвинутые российскими учеными, пока проверяются в экспериментах. К примеру, доктор медицинских наук, профессор Медицинской академии последипломного образования (Санкт-Петербург) Борис Нессирио работает над новой идеей.

- Чтобы избавиться от вредного азота, в газовых смесях для подводных спусков используют также водород, - рассказывает он. - Но он тоже накапливается в организме. Нам удалось связать его с кислородом. Эксперименты на животных показали, что это совершенно безопасно: в результате катализа получается вода. Мы считаем, что это очень перспективное направление, которое позволит со временем отказаться от длительного и дорогого лечения в барокамере.

http://www.inauka.ru

Похожие материалы: