2-thumb Интервью с Марком Эллиаттом 

Вопросы задавал Павел Маркелов
Специально для RUSDIVERS
Интервью с сайта http://www.rusdivers.ru

Когда вы начали нырять с аквалангом? Что послужило вдохновением для этого?

7 Интервью с Марком Эллиаттом

Я начал нырять в 1994 году. Если честно, на тот момент времени главным вдохновением стал тот факт, что я остро, почти критически нуждался в смене профессии - торговля новыми и подержанными автомобилями больше меня не удовлетворяла. Подумав, я решил, что работа инструктора по дайвингу куда интереснее, да и стрессов с ней связано не так уж много… так все и закрутилось.

Поначалу я хотел стать коммерческим водолазом, но мысль о том, что все последующие «молодые» годы мне придется провести в заточении на нефтяной платформе в окружении суровых бородатых дядей, слегка охладила мой пыл. Жизнь на Карибских островах выглядела более заманчивой.

Помимо всего прочего, интересом к дайвингу я во многом обязан книгам о Хансе и Лотте Хаас (пионеры подводной фото и киносъемки), которые действительно были героическими личностями. Первые погружения произвели на меня неизгладимое впечатление – красоты подводного мира превзошла все ожидания. Меня дайвинг расслабляет больше, чем любой массаж. Еще во время первых погружений я заметил, что глубина на меня действует как огонь на мотылька. Видимо я из тех, кому нравится обжигать крылышки!

Когда, как и почему вы занялись техническим дайвингом?

8 Интервью с Марком Эллиаттом

Когда я сдавал экзамен на инструктора любительского дайвинга, преподаватель сказал, что вскоре открываются курсы технического дайвинга. Через три месяца я стал инструктором Extended Range ! Для меня это стало воплощением мечты – я не только мог нырять на большие глубины, но и получал за это деньги! Более того, на протяжении последующих 6-7 лет у меня практически не было конкурентов…

Кого бы вы назвали «кумирами» современного дайвинга? Есть ли кто-то, с кем вы мечтаете нырнуть в паре?

9 Интервью с Марком Эллиаттом

Я не из тех, кто создает себе кумиров. Для меня идолы и иконы всегда были понятием относительным и субъективным. К тому же, чем больше я вращаюсь в мире дайвинга, в этом достаточно непростом бизнесе, тем более скептично отношусь к нему и его порождениям. Мне гораздо приятнее общаться за кружкой пива с никому неизвестным техническим дайвером, который по-настоящему любит то, чем занимается – а таких, кстати, гораздо меньше, чем может показаться на первый взгляд, нежели с раскрученными звездами. Из известных персоналий огромное удовольствие я получил от общения с покойным Робом Палмером. Он был очень интересным человеком…

Не могу сказать, что жажду нырнуть в паре с кем-то конкретным. Есть люди, с которыми приятно общаться, обсуждать происходящее, готовиться к погружениям, планировать поездки, экспедиции. Среди них – мои ученики, команда поддержки, сотрудники дайв-центров, где я ныряю, мои друзья. Главное, чтобы человек был профессиональным, опытным, чтобы любил дайвинг, чтобы чувствовал воду.

Какой вид дайвинга, по вашему мнению, самый экстремальный и сложный – на рэки, в пещерах, на глубоководные стенки, с акулами, подледный?

10 Интервью с Марком Эллиаттом

Я считаю самой сложной дисциплиной в техническом дайвинге проникновение на глубоководный рэк. Здесь с вами может случиться все, что угодно… то есть абсолютно все. Если бы мне захотелось поддать еще немного жару, я взял бы с собой бадди на ребризере замкнутого цикла. Внутреннее пространство затонувшего корабля – один из самых враждебных и непредсказуемых типов окружающей среды для исследователя . Подледный дайвинг и дайвинг с акулами тоже щекочет нервы, но по требовательности, по степени сложности и опасности рэк-дайвинг вне конкуренции.
Каким сегодня представляет будущее технического дайвинга?

11 Интервью с Марком Эллиаттом

Будущее технического дайвинга на сегодняшний день требует серьезного осмысления. Обучающие агентства постоянно понижают стандарты и требования к студентам для того, чтобы увеличить рыночную квоту и повысить собственные прибыли. Маркетинг и технологии стабильно обгоняют исследования в области декомпрессии и влияния газовых смесей на организм человека. В результате в последнее время погибло так много дайверов… Индустрия могла бы почерпнуть много пользы, объявив мораторий на опасные погружения, совершаемые неподготовленными дайверами, использующими непроверенное оборудование и неизученные смеси.

Какими качествами должен обладать человек для того, чтобы совершать погружения от 100 метров и глубже? И какие качества необходимы ему, чтобы вернуться на поверхность?

12 Интервью с Марком Эллиаттом

Успешные погружения на такие глубины – это, в первую очередь, тренировка, повторение и оттачивание навыков. Технический дайвинг чем-то схож с иностранными языками – его нельзя освоить за три дня. Каждое глубоководное погружение ставит перед человеком множество проблем и задач, которые необходимо решать оперативно и хладнокровно. А это – опыт. Иным словами, навыки выживания на больших глубинах оттачиваются годами тренировки, здесь недостаточно просто пройти курс обучения и купить новое оборудование.

Естественно, для безопасного всплытия с большой глубины требования еще больше ужесточаются. Необходим трезвый рассудок, хладнокровие, устойчивость к стрессам, умение эффективно справляться с критическими ситуациями. Жизненно важно присутствие команды поддержки, страхующие водолазы должны обладать огромным опытом для того, чтобы спокойно решать под водой неожиданно возникшие проблемы. Безусловно, все участники должны понимать декомпрессионную физиологию. Помимо всего этого команда обязана найти идеальное место для погружения, плюс природные условия должны быть соответствующими… в общем, сложная система.

Хотелось ли вам когда-нибудь отправиться на поиски подводных сокровищ? Насколько сильна в вас тяга к приключениям?
Найти под водой сокровища – бриллианты и золото – очень романтично. Я находил разбросанные золотые монеты, более того, я уверен, что знаю примерное расположение клада, к которому они принадлежат. Но чтобы стать успешным кладоискателем, нужно иметь карманы такие же глубокие, как океан.

Мне больше нравится нырять на рэк, где до меня никто не бывал, или пробираться через лабиринт пещер. Раньше я увлекался альпинизмом, но толпы, шедшие вслед за мной, затушили эту страсть. Сегодня я предпочитаю глубоководные погружения, потому что там никто не дышит мне в спину. Более 500 человек поднялись на вершину Эвереста, почти на девять тысяч метров. Но всего двум дайверам в мире удалось преодолеть подводную отметку в 300 метров. Планируя такие погружения, вы переполняетесь духом приключений. Я твердо уверен в том, что прежде чем умереть, надо пожить. Пожить по-настоящему.

От каких факторов зависит успех сложного глубоководного погружения?
Все сводится к тщательному планированию и команде, способной наметить задачу и сделать все, для ее выполнения. Успех – понятие относительное, когда речь идет об экстремальных шагах и поступках. Технические дайверы должны рассматривать декомпрессионное заболевание как спортивную травму. Так же, как горнолыжник воспринимает переломы ног, а гимнаст – порванные связки. По мере того, как мы начнем лучше понимать природу декомпрессионных процессов, глубоководный дайвинг будет становиться все более доступным и безопасным.

Расскажите о своих планах на будущее .
Самое ближайшее – найти, обследовать и заснять затонувший у берегов Ливана корабль, имеющий огромное историческое значение. Среднесрочные планы – закончить книгу, в которой я довольно иронично рассказываю о десяти годах работы инструктором технического дайвинга. В долгосрочные планы входят поиски спутницы жизни и такой работы, где не надо было бы надрываться… видимо, это фаза станет самой сложной.

Ну и, конечно, поиски приключений тоже маячат на горизонте. А куда без них?

Ныряйте с умом,

источник http://www.rusdivers.ru

Похожие материалы:

  • Нет похожих записей