Моя последняя "теплая" нырялка закончилась 28.02.2002 г. на Семиланах, что в Андаманском море. Досадно пропустив, что называется по производственным причинам, сафари на Мальдивы, в Малайзию я летел со жгучим нетерпением наныряться вдоволь и заодно уйти на 50 м., о чем была достигнута предварительная договоренность с известным всем небогобоязненным Паперновым Андреем.

Перипетии наземной части поездки уже красочно описал Андрей, поэтому останавливаться на них не буду. Скажу лишь, что в ожидании Сипадана, они мне показались приятной прелюдией к основному действу.

То, что мы оказались дальше от Сипадана, чем планировалось (на двадцать минут хода скоростного катера), т.е. на Roach Reefs, а не в Sipadan Water Village, меня не расстроило. По мне лучше островок на 11 человек, чем, наверное, более лучшие условия проживания, но в "муравейнике".

Отмечу, что дайвер я начинающий: на момент прибытия на Roach Reefs у меня было всего 47 погружений, и поэтому, любое погружение в широтах ниже широты Саперного озера для меня праздник.

Однако на Roach Reefs показал, что праздник празднику рознь. Безжизненная песчаная пустыня и видимость менее 10 м повергли всех в уныние, меня в том числе. Где черепахи, где барракуды, где акулы? Рассказы местного гида Джеймса "Бонда" о микродайвинге, от которого тащатся японцы, впечатления не произвели. Не по- пацански это – пялиться на глубине на какую-то блошку, скачущую по телу блошки чуть побольше. Российские дайверы – приверженцы крупных форм.

На второй день (18 марта) снова ныряли на Roach Reefs. Денек мне этот запомнился не только действительно необычными и забавными малыми формами подводной фауны.

В первый утренний дайв, где-то на двадцатой минуте отказал клапан ВСD и я стал надуваться. Подвсплыв метра на три, дернул за наплечный клапан, ну и как говорится инцидент на этом был исчерпан. Я еще тогда не знал, что в эту поездку будет носить для меня ярко выраженный экстремальный оттенок. Второе дневное погружение прошло без сучка и задоринки, а вот третье – 51-ое обведено в моем Logbook красным кружочком.

Надо сказать, что наше недовольство тем, что мы видели под водой, еще усугублялось не совсем качественным обслуживанием нас трех или четырех местных боев, заправляющих баллоны и таскающих нашу снарягу. Услышав еще сразу перед первым погружением наше всеобщее шумное возмущение  давлением в баллонах порядка 160-170 атмосфер, Бонд быстренько распорядился и мальчики стали набивать баллоны до 210-220 атм., при этом демонстративно после очередной замены баллонов и подсоединения к ним регуляторов оставляли вентили баллонов открытыми, чтобы злые русские больше не трындели.

И вот, перед третьим погружением я убедился, что вентиль баллона открыт, 210 очков есть, крутанул вентиль на четверть оборота назад и спокойно нырнул. Плыву, дышу, наслаждаюсь, смотрю на рыбок, поглядываю на компьютер: глубина около двадцати, в общем - класс! Делаю выдох, делаю вдох… и понимаю, что вдоха нет, совсем нет, абсолютно нет! Хватаю свой октопус, думая, что отказал легочник (плывем то всего минут 16), а в ответ все та же тишина. И тогда смотрю на манометр и вижу НОЛЬ! Смотрю вверх – 20 метров, там солнышко, в мыслях какая-то растерянность: "За что?!"

Те, кто когда-то впервые испытали, что это такое: вот он воздух есть, а вот его совсем нет, наверное, согласятся со мной – достаточно хреновенько все это.

Поворачиваюсь влево и вижу метрах в трех спасительную фигуру человека, плывущего под водой, догоняю, бесцеремонно, даже грубо (чего в других обстоятельствах я себе естественно не позволил бы) вырываю октопус и делаю вдох. Наивняк!  Делать то надо сначала выдох! Поэтому мучительно откашливаю попавшую воду и, наконец, известным жестом показываю человеку, плывшему под водой, что я очень нуждаюсь в воздухе. Человек оказывается Аленой, она мне верит и невозмутимо, спокойно и профессионально (за что ей искреннее спасибо) с safety stop выводит меня на поверхность.

Залезши в лодку и сняв снарягу, я яростно набросился на вентиль баллона и к моему удивлению он еще прокрутился на открытие – тут же появился воздух, 150 очков. Классический случай: вентиль  изначально был открыт только на половину, там его слегка заклинило, мальчик на это не обратил внимания, я тоже, в итоге после падения давления вентиль просто перестал пропускать воздух.

Инцидент получил широкую огласку, и с этого момента мы все самостоятельно стали готовить снарягу и проверять давление. В результате перед каждым дайвом один или два баллона браковались по причине неполного открытия вентиля, но воздух с тех пор был всегда.

Со следующего дня, в результате многочасовых переговоров Андрея с малайзиской турфирмой, имевших сокрушительный успех, мы ныряли на Сипадане. Сорок пять минут езды на катерке - и в воду.

Уникальные и классные дайвы! Отвесная скала уходящая вниз на несколько сотен метров, куча черепах больших и поменьше, изящные акулки, вполне приличные стаи Jack Fish, осьминожки, приемлемая видимость и отсутствие течений - все это мне чертовски понравилось! Барракуд не было, не сезон, но это не портило впечатления.

В промежутке между дайвингом на Сипадане сходили на ночник на Roach Reefs. Весьма неплохо - осьминожки, испанские танцовщики, красные крабы с ракушками на спине. Немножко развлекся, надув пару иглобрюхих шариков.

Но я как-то отвлекся от экстремального main stream моего рассказа. Все дайвы следующего дня  я чувствовал легкий мандраж – а вдруг опять откажет? Полностью расслабиться не помогали даже подводные красоты Сипадана. А 20-го марта в первый  утренний дайв я залез в стаищу Jack Fish, и эта крутящаяся несколько минут серебряно-стальная стена приободрила меня.

Настроение было прекрасное и, отдохнув на лодочке около часа, мы снова нырнули. На третьей минуте мы оказались где-то на 34 метрах, все хорошо, привычно, но тут мое внимание привлек плывущий впереди "Бонд": он резко остановился, завис вертикально и стал очень нервно и энергично показывать рукой вниз и чуть назад. Поймав направление его руки, я посмотрел и увидел картинку, наполнившую мое сердце жгучей обидой: ниже метров на двадцать продолжали уходить в глубину две фигуры – одна в капюшоне, другая с длинными волосами. Сомнений не было – это Андрей и Михаил. А еще друзья называются, подумал я, ведь договаривались вместе опуститься на 50 м. Банзай!- сказал я себе и бесстрашно ушел вниз. Дальше все было, как бы дискретно: последний раз мой взгляд зафиксировал глубину 51 м, и меня охватило какое-то уверенное спокойствие. Внизу меня висел Михаил, еще ниже метров на 10 шевелил ластами Андрей. К Андрею не пойду, а вот Мишке руку пожму, решил я и продолжил падение, будучи уверенным, что абсолютно контролирую ситуацию.

Подплыв к Мише сбоку, я похлопал его по плечу и протянул руку. Следующая вспышка сознания отметила некоторую странность Мишиного рукопожатия – его рука была в перчатке, Михаил, как известно, перчаток не надевал.

Следующий образ, запечатлевшийся в моем мозгу, был  какой-то дайвер, висевший вверху в метрах 15-ти. Все, хватит, решил я и, оставив Михаила и Андрея, явно не собиравшихся всплывать, стал подниматься к этому неизвестному дайверу. Почему-то я его не встретил.

Мозги встали на место,  когда, взглянув на компьютер, я увидел текущую глубину 40 м, максимальную 59,5 и декомпрессионную выдержку 8 минут на остановке.

Выполнив все предписания прибора, и поплавав еще минут 20 на 5-6 метрах для надежности, весь гордый из себя я всплыл и залез в нашу лодку. Дождавшись когда подплывет другая лодка, в которой были Папернов и Малый, я с радостным криком "Какого черта? хотел было продолжить, но был остановлен в унисон заданным вопросом "Какого х…?, после чего мне была изложена другая точка зрения на произошедшее – в прямом и переносном смысле.

С этой точки зрения, несомненно, правильной, события развивались следующим образом.

Андрей Папернов плывя сзади группы, сразу засек, что Вадим               (в капюшоне) и Костя                 (с длинными волосами)  на первой же минуте ломанулись вниз – первый "отходить" от потери компьютера, второй проверять на прочность новую камеру.

Но когда начал падать я, Андрей с Михаилом взволновались и пошли за мной. Оставшись без baddy,  Костя Сигаев тоже нажал на клапан выпуска воздуха. Глядя на такой "камнепад", "Бонд" совсем расстроился и впилился со всего размаху спиной в кораллы, чего сроду с ним не случалось все 985 предыдущих погружений.

Далее: Андрей тормознул на 50, Михаил на 48, Константин на 44. Дайвером, висевшим сверху меня и, с которым я "не встретился", был Миша. Оказывается, он меня подождал, пообщался со мной и, увидев мой o"key , успокоился и продолжил дайв.

Вернувшись на Roach Reefs, я пытался было задавать Андрею "умные" вопросы о признаках кессонной болезни, но неумолимо был послан пить воду и лежать. На шестом литре воды я озаботился более неотложными проблемами и от Андрея отстал.

В общем, все обошлось. На глубину я больше не полезу…. наверное. Уж во всяком случае - только по предварительной договоренности!

А дальше были дни классного, легкого и зрелищного дайвинга.

За четыре дня обныряли  по кругу весь и под конец даже немножко заскучали,  сколько можно? – все черепахи, да черепахи! "Послать бы их по адресу..."

P.S. Один раз на надо ехать! Ехать на надо как можно быстрее – черепах становится меньше!

Рассказ Михаила Малого.
http://www.podvodoi.ru

источник http://www.nemoclub.ru/i-sipadan.htm

Похожие материалы: